31.03.2016

Британские Виргинские острова: последние изменения в части неполного раскрытия информации о контроле и конечном праве собственности

Антон Фигуров
Руководитель отдела аналитики и мониторинга
ЗАО «Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн»
analytics@worldbiz.ru

Ответ Британских Виргинских Островов на призыв правительства Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии, адресованный заморским территориям, в части необходимости достижения большей прозрачности в том, что касается конечного права собственности (beneficial ownership), нашёл своё отражение в недавних изменениях, внесённых в законодательство островной юрисдикции. Соответствующие инициативы были разработаны в целях достижения максимального соответствия положениям Рекомендаций Организации экономического сотрудничества и развития и направлены на обеспечение должного функционирования механизма, при котором соответствующим надзорным и регуляторным органам Британских Виргинских островов была бы в любой момент доступна информация о личности конечных собственников и директоров виргинских компаний. Большая часть таковых изменений вступила в силу 1 января 2016 года.

Во-первых, поправки к Закону о коммерческих компаниях БВО 2004 года (BVI Business Companies Act, 2004) предусматривают направление регистратору компаний (Registrar of Corporate Affairs) для дальнейшей регистрации копий реестра членов и реестра директоров компании. В силу статьи 231 Закона в предыдущей редакции (в новой редакции статья отменена) направление регистратору компаний обоих упомянутых реестров было необязательным. В силу же статьи 43А Закона в новой редакции добровольным будет являться лишь раскрытие реестра членов компании. После передачи соответствующих копий регистратору содержащаяся в них информации становится общедоступной.

В то же самое время направление регистратору копий реестра директоров становится обязательным в силу вступающей в силу 1 апреля текущего года статьи 118В. В случае внесения в реестр директоров каких-либо изменений, компания обязуется не позднее 30 дней с момента внесения таковых изменений направить регистратору компаний соответствующее уведомление. Характер информации, содержащейся в реестре директоров, в отличие от реестра членов компании, после регистрации не подразумевает общедоступность: раскрыта подобная информация может быть лишь по приказу суда или по письменному заявлению компетентного органа, действующего во исполнение полномочий, возложенных на него в качестве регулятора деятельности институтов, оказывающих финансовые услуги, налогового администратора или правоприменяющего органа, а также согласно своим обязательствам в части запросов о взаимном административном содействии, полученных или направленным им лично. Единственными лицами, могущими получить доступ к зарегистрированному реестру, являются сама компания, её зарегистрированный агент и/или любое иное лицо, письменно уполномоченное компанией.

Кроме того, новая статья 98 Закона отныне налагает на зарегистрированного агента компании прямое и явное обязательство — по требованию Комиссии по финансовым услугам БВО (Financial Services Commission (FSC)) или иного компетентного органа юрисдикции запрашивать у компании и получать архивы и всю сопутствующую документацию (включая реестр членов и директоров): несоблюдение данного требования будет расцениваться как правонарушение, влекущее за собой наложение штрафа в размере 50 000 долларов США.

До 31 марта 2017 года действует переходный период (может быть продлён по запросу регистратором компаний на срок, не превышающий шести (6) месяцев при соблюдении определённых условий) для всех действующих компаний, в течение которого последние должны прийти в соответствие с требованиями статьи 118В Закона. Невыполнение требования о соблюдении означенных сроков влечёт за собой наложение санкций в виде денежного штрафа.

Во-вторых, существенные изменения были внесены в текст Свода правил в части противодействия практике отмывания денежных средств и финансирования терроризма (Anti-Money Laundering and Terrorist Financing Code of Practice, 2008) и соответствующего Постановления (Anti-Money Laundering Regulations, 2008), среди которых — введение определения термина «конечный собственник» (beneficial owner) в качестве физического лица.

Среди прочего, ряд изменений коснулся информации о конечном праве собственности, которую зарегистрированный агент обязуется получать, заверять и хранить. Копии всех подобных идентификационных данных должны по соответствующему запросу в течение 48 часов (с 1 января 2018 года — в течение 24 часов) передаваться Агентству по финансовым расследованиям (Financial Investigation Agency, FIA), FSC или иному компетентному органу юрисдикции. Данное требование должно выполняться вне зависимости от того, принадлежит ли таковая информация зарегистрированному агенту или третьей стороне — посреднику (ранее известному как «eligible introducer»).

Не смотря на то, что общее правило заключается в том, что зарегистрированный агент на территории БВО несет ответственность за получение и хранение информации о бенефициарных собственниках перед виргинскими компаниями, в рамках режима eligible introducers зарегистрированный агент БВО был в состоянии полагаться на добросовестных посредников в том, что касается получения, проверки и регистрации данных о личности клиента. Теперь же после внесения вышеупомянутых изменений в «антиотмывочное» законодательство, информация о конечном праве собственности должна храниться у зарегистрированного агента и постоянно им обновляться, однако третьи стороны вправе и дальше собирать и аккумулировать, в рамках принципов должной осмотрительности (due diligence), детальную информацию о клиентах при соблюдении определенных условий.

В случае, если зарегистрированный агент удовлетворён тем фактом, что третья сторона наладила с клиентом деловые отношения и приняла меры для прихода в соответствие с требованиями законодательства БВО в части противодействия отмыванию денежных средств или законодательства по праву третьей страны, зарегистрированный агент выводится из требования о хранении информации о конечных собственниках. Тем не менее, между зарегистрированным агентом и третьей стороной должно быть заключено письменное соглашение, подтверждающее намерение третьей стороны передавать копии всех идентификационных данных и документации, требуемых в том или ином случае FIA, FSC или иным компетентным органом БВО. Кроме того, третья сторона должна располагать системой мониторинга любых изменений в том, что касается уровня риска клиента, и периодически пересматривать и при необходимости совершенствовать принципы должной осмотрительности (каждые 4 года — для низкорисковых клиентов, ежегодно — для высокорисковых клиентов). Зарегистрированный агент также обязан периодически тестировать свои деловые отношения с третьей стороной посредством пересмотра аналогичных принципов due diligence.

* * *

Не смотря на то, что Британские Виргинские острова внесли в корпоративное законодательство ряд существенных изменений касательно мер противодействия отмыванию денежных средств, сведения о директорах и акционерах (как прошлых, так действующих и будущих) виргинских компаний в результате этих изменений не станут общедоступными (за исключением случаев, когда компания решает передать реестр членов компании регистратору). Ну а в свете недавнего введения на территории Соединённого Королевства требования о ведении реестров лиц, обладающих значительным контролем в компаниях, БВО всё ещё остается желательной юрисдикцией для регистрации компаний.

Материал подготовлен на основании информации, представленной на http://www.withersworldwide.com.

Юрисдикция:  Британские Виргинские острова
Тематики:  Корпоративное право

Copyright © 2008–2019 Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн. Все права защищены.
Любое копирование или воспроизведение информации, содержащейся в настоящем материале, полностью или частично, возможно только с разрешения Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн.



Перейти в раздел «Аналитика»