03.11.2016

Налоги на финансовые операции

Маргарита Прозорова
Руководитель отдела юридического перевода
ЗАО «Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн»
analytics@worldbiz.ru

Концепция налога на финансовые операции

Следует отметить, что налог на финансовые операции является правовым нововведением, внедренным в ответ на финансовый кризис в целях эффективного регулирования финансовых рынков. Однако в той или иной форме подобные налоги существуют с давних времен. Так, гербовый сбор, уплачиваемый в случае приобретения акций, является одним из древнейших налогов Великобритании и взимается, начиная с XIX века. На практике по состоянию на 2011 год аналогичные налоги уплачиваются в 40 странах мира и, по оценкам экспертов, приносят в государственную казну 38 млрд долл. США.

С одной стороны, налоги на финансовые операции могут являться достаточно спорным институтом, в зависимости от цели взимания, и могут диаметрально разниться, в зависимости от государства, предусматривающего их уплату. Сфера их применения может быть ограничена – к примеру, они могут подлежать уплате только в случае осуществления торгов, предметом которых являются обыкновенные акции, или же могут иметь расширенную базу и распространяться на деривативы. При этом данная правовая реалия включает в себя множество финансовых инструментов, начиная с валютных свопов, заканчивая различными видами фьючерсов. Действие данных налогов также может распространяться на банковские операции, к примеру, в случае снятия денежных средств с банковского счета.

Однако, с другой стороны, подобные налоги обладают определенной спецификой, и не следует их путать с другими финансовыми налогами, которые были предложены в период финансового кризиса. Налоги, уплачиваемые банками или другими финансовыми организациями, могут рассматриваться как раз как налоги на финансовые операции, но все же по большей части, они не являются идентичными.

Цели взимания налогов на финансовые операции

По общему правилу, налоги на операции взимаются национальными правительствами государств для предупреждения осуществления определенных видов деятельности на финансовых рынках или для достижения иных целей. Как раз именно данная концепция лежала в основе ряда ранее введенных законодательных предложений по взиманию налогов в случае совершения финансовых операций. Повсеместно используется понятие так называемого «налога Тобина», который был разработан экономистом Джеймсом Тобином в 1973 году для обеспечения налогообложения определенного вида сделок в целях контроля спекулятивных торгов. На сегодняшний день данный термин с легкостью взаимозаменяется многими другими финансовыми налогами, о которых много говорили в условиях финансового кризиса.

Введение налогов на финансовые операции зачастую обуславливается легальной возможностью существенного пополнения казны. Так, к примеру, французские власти поддерживают идею внедрения «налогов Тобина». В январе 2005 года бывший Президент Французской Республики Жак Ширак во время своего выступления на Международном экономическом форуме в Давосе предложил ряд «экспериментальных» мер, среди которых упоминалось введение налога на международные финансовые операции или приобретение авиабилетов в целях сбора порядка 10 млрд долл. США, которые были бы использованы в целях борьбы со СПИДом. Его преемник Николя Саркози в годы своего правления также поддерживал данную концепцию – на саммите ООН, состоявшемся в сентябре 2010 года, он активно поддерживал идею поиска новых «инновационных» источников финансирования для борьбы с бедностью и эпидемиями в развивающихся странах.

Разумеется, налоги на операции принесут миллиарды государственных доходов, однако не всегда подобные поступления используются в альтруистических целях. Традиционный гербовый сбор и гербовый сбор со сделок с бездокументарными ценными бумагами (Stamp Duty Reserve Tax) ежегодно приносят Великобритании около 4 млрд фунтов стерлингов (5,8 млрд долл. США), хотя в последние годы для подобных показателей были характерны относительные колебания, в зависимости от условий функционирования фондовых бирж. Соответствующий гербовый сбор взимается в случае совершения сделок с ценными бумагами, при этом одной из сторон сделки должна являться компания, учрежденная на территории Великобритании, но, что более значительно, указанный налог подлежит уплате, вне зависимости от места совершения операции, а также вне зависимости от того, резидентами какой юрисдикции являются стороны. Это означает, что 40% государственных доходов от взимания подобных налогов, поступают извне. Но все же государственные доходы от уплаты гербового сбора со сделок с бездокументарными ценными бумагами составляют менее 1% от совокупного размера британских налоговых поступлений.

В связи с затянувшимся мировым финансовым кризисом внедрение налога на операции направлено на «усмирение» финансовых рынков. В 2010 году 350 экономистов из разных стран подписали обращение, адресованное страна Большой Двадцатки, с призывом внедрить налог на финансовые операции. По словам данных экспертов, представлявших интересы научных учреждений 35 государств, включая Великобританию и США, пошлина в размере 0,05% не должна существенно сказаться на ежедневном функционировании международного финансового сектора. А подобное нововведение принесет только пользу: будет обеспечено ежегодное получение 400 млрд долл. США, что внесет свою лепту в упразднение бедности в странах третьего мира и борьбу с климатическими изменениями.

«В результате финансового кризиса мир столкнулся с опасностью, которую таит в себе неурегулированные финансовые отношения, стоит отметить, что связь между финансовым сектором и обществом была утеряна. Настало время по-новому выстроить данные взаимоотношения. Потребность в получении подобных поступлений остра как никогда».

Опыт Швеции

Однако власти должны очень тщательно прорабатывать вопрос взимания налогов на операции. К примеру, Швеция имеет не очень удачный опыт в регулировании данных правоотношений. В 1984 году шведское правительство ввело налог на куплю-продажу обыкновенных акций, который уплачивался по ставке в 0,5%, к 1986 году ставка указанного налога была увеличена вдвое. В результате подобной меры к 1990 году 50% объема торгов стали осуществляться в Лондоне. Кроме того, в первую неделю после того, как в 1989 году была увеличена ставка налога на ценные бумаги с фиксированной процентной ставкой (с 0,002% до 0,003%), объемы торгов снизились на 85%. Изначально Правительство намеревалось получить 1,5 млрд шведских крон, но по факту подобные поступления ежегодно составляли лишь 50 млн. шведских крон. Однако власти Швеции не стали принимать стремительных мер по исправлению ситуации, поскольку рассматриваемый налог уплачивался только по ценным бумагам, продаваемым шведскими, а не иностранными брокерами. Тем не менее, в 1991 году данный налог все же был упразднен.

Европа

В Европе как нигде остро стоит вопрос введении налога на финансовые операции.

Несмотря на отсутствие единого налога на финансовые операции в ЕС (хотя соответствующее предложение в течение длительного времени обсуждается в законодательных органах ЕС), определенные государства, входящие в состав Евросоюза, настаивают на введении данного налога в обязательном порядке в пределах своей юрисдикции. Так, Франция с 1 августа 2012 года взимает соответствующий налог в случае совершения операций с французскими ценными бумагами в размере 0,2% от суммы сделки, если капитализация фондового рынка превышает 1 млрд евро (1,13 млрд долл. США). При этом указанный налог не подлежит уплате при обращении долговых финансовых инструментов. Кроме того, еще один дополнительный налог в размере 0,01% от суммы сделки уплачивается по кредитным дефолтным свопам, а также в случае проведения «автоматизированных» спекулятивных торгов. Данный налог уплачивают все предприятия, учрежденные во Франции или за ее пределами, осуществляющие деятельность по высокочастотной торговле во Франции. Однако Маркет мейкеры освобождены от обязанности по уплате данного налога.

В 2003 году Италия ввела налог на операции, совершаемые на внебиржевых рынках, предметом которых являются акции, выпущенные компаниями, являющимися резидентами Италии (или иные финансовые инструменты, связанные с такими акции, вне зависимости от того, в какой юрисдикции они были выпущены). Ставка указанного налога составляет 0,2% от суммы сделки. При этом в определенных случаях размер уплачиваемого налога снижается до 0,1%. Рассматриваемый налог подлежит уплате и в том случае, если сделка совершается за пределами территории государства, и обе стороны сделки находятся за рубежом. 1 сентября 2013 года итальянский налог на финансовые операции стал взиматься и в случае совершения сделок с финансовыми деривативами. Помимо прочего, был введен налог на высокочастотные торги (в размере 0,02%).

Несмотря на единичные случаи введения налога на финансовые операции в отдельных государствах — членах ЕС, все же основная цель Еврокомиссии заключается в обеспечении взимания данного налога на уровне всего Союза. Однако реализация данного проекта связана с определенными трудностями.

Налог ЕС на финансовые операции

Проект Директивы ЕС о введении налога на финансовые операции был представлен Еврокомиссией еще 28 сентября 2011 года. Цель принятия данного документа заключалась в гармонизации налогооблагаемой базы и установлении минимальных ставок налога по всем операциям, совершаемым на финансовых рынках в случае, когда хотя бы одна из сторон сделки (та или иная финансовая организация) является резидентом ЕС. Изначально предлагалось взимать соответствующий налог по ставке в 0,1% в случае обмена акций и бондов, и по ставке в 0,01% при заключении сделок с деривативами. По сути, налог должен был взиматься при совершении операций на всех рынках, со всеми инструментами и при задействовании всех участников рынка. Подобный подход должен был минимизировать потенциальные неравномерности между различными сегментами рынка и снизить риск налогового планирования.

Для предупреждения избежания финансовыми организациями уплаты налога путем переноса сделок в другие юрисдикции, в которых не предусмотрена обязанность по его уплате, законодательные предложения предусматривали понятие «статуса подразумеваемого резидента», а также определенные принципы эмиссии ценных бумаг. То есть, поскольку финансовые компании обладают не такой уж и высокой степенью мобильности по сравнению с самим финансовыми операциями, налогообложение организаций на основании принципа статуса резидента снижает риски географического переноса сделок, при этом налогообложение операций осуществляется по месту выпуска ценных бумаг. Таким образом, согласно проекту Директивы о налоге на финансовые операции обязанность по уплате налога определяется местом выпуска финансового инструмента, а не местом проведения торгов.

Усиление сотрудничества

В середине 2012 года Министры финансов государств, входящих в состав ЕС, пришли к выводу, что в ближайшем времени они не смогут достичь единогласного решения по проекту Директивы. Тем не менее, ряд государств выразили свою готовность приступить к реализации законодательных предложений, что вылилось в процедуру «усиления сотрудничества» по данному вопросу.

К концу сентября того же года Еврокомиссия получила соответствующий запрос от 11 государств, включая Австрию, Бельгию, Германию, Грецию, Испанию, Италию, Португалию, Словакию, Словению, Францию и Эстонию. Указанный запрос предусматривал введение единой системы налога на финансовые операции на основании сферы действия и целей изначального предложения Еврокомиссии.

По заявлениям Комиссии, данный запрос был проанализирован с учетом интересов государств, которые не подписали документ, на предмет соответствия законодательству ЕС. Однако по реакции экспертов в области права и экономики стало понятно, что оценка запроса была проведена ненадлежащим образом.

По мнению Совета ЕС, предложенный вариант Директивы «нарушает полномочия государств, не подписавших запрос, по налогообложению», и таким образом, законодательное предложение не соответствует Договору о функционировании ЕС. Использование понятия «статуса подразумеваемого резидента» применительно к финансовым организациям в государствах — членах ЕС, не поддерживающих идею принятия подобной Директивы, предусматривает распространение действия норм на внешние предприятия, что нарушает принципы международного права, и, соответственно, не может идти никакой речи об усилении сотрудничества по данному вопросу.

И в целом, стоит отметить, что текст предлагаемой Директивы является спорным и требует более тщательного анализа и доработки. Экспертные группы и сегодня продолжают работу над совершенствованием регулирования правоотношений по взиманию налога на финансовые операции. Остается только надеяться, что проделываемая работа выльется во что-то существенное и приведет к созданию единой системы налога на финансовые операции.

Статья подготовлена по материалам, представленным на www.tax-news.com.

Юрисдикция:  Европейский Союз
Тематики:  Налогообложение / Финансовые организации

Copyright © 2008–2019 Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн. Все права защищены.
Любое копирование или воспроизведение информации, содержащейся в настоящем материале, полностью или частично, возможно только с разрешения Дабл Ю Би Эл Дистрибьюшн.



Перейти в раздел «Аналитика»